Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Лихолетие 90-х

Среда, 19.09.2018

Окно возможностей закрывается быстрее чем можно было ожидать.

Вернувшись домой, по привычке хотел посмотреть Ленту ру. Но тут же вспомнил и передумал.

Попытался открыть Каспаров.ру - оказывается заблокирован доступ "по решению суда". Где, когда?

...

Пишут, что уже закрыты и ЕЖ, и Грани.

Кто-то может и возрадоваться. И еще 2 года назад мой сын писал, что следующими будут либералы. Кто-то услышал, кто-то проигнорировал. А между тем, в суде над Удальцовым-Развозжаевым мы видим явный перевод стрелок. Получается, что уже обозначен круг лиц - претендентов на следующий процесс.

Националисты, патриоты, государственники могут и возликовать. Но при этом по регионам продолжается вакханалия "антиэкстремистских" процессов и преследований (последний - Пермь, против доцента ПГНИУ Романа Юшкова по ч.2 ст.280. Собирают материал и против местной Gazeta Zwezda). И так далее, и так далее.

Дальше будет больше.

Идейные люди, какие бы идеи они ни разделяли, власти не нужны.

Или одна рука власти не знает, что делает другая.

13.03.2014

см. Cостояние общества: насколько близки русские к  фашизмy. 2014

 

 

Все чаще вспоминаю прочитанную в молодости книгу академика Шварца, кажется, она называлась "Эволюционная экология животных".

Там много чего любопытного и познавательного было написано, но в память сильнее всего врезался один фрагмент - описание поведения косяка рыбы - сельди, например.

Академик задавался вопросом: каким образом управляется это сообщество живых организмов, в котором, нет ни структуры, ни иерархии, ни явно обозначенных лидеров. И, тем не менее, косяк сельди ухитряется действовать относительно согласованно. За счет чего? За счет простоты реакций, объяснял ученый. У всех селедок, в отличие от сложных млекопитающих, почти одинаковая реакция на раздражитель.

Допустим, впереди появляется опасность. Что делают селедки? Поворачивают назад. Все.
Нет среди них героических личностей, которые, презрев страх, бросаются на врага, спасая своих товарок.

А если справа обнаруживается корм? Правильно - все устремляются к кормушке, едва ли найдется среди селедок жертвенная натура, готовая уступить ближнему свою порцию.
И поэтому загнать узколобых рыб в ловушку - дело нехитрое, чем и пользуются некоторые высокоразвитые хищники.

Тогда в юности, читая описание примитивной рыбий психологии, я снисходительно усмехался: "Уж мы-то , люди, не чета сельдям. Каждый из нас - личность! И нас так просто в пасть к какому-нибудь кашалоту не загонишь".
Иллюзии молодости, еще как загонишь.

Конечно мы посложнее, и обнаружив опасность впереди, не все граждане, бросаются наутек. Некоторые замирают на месте, прикидываются "мертвыми", отдельные "отморозки" могут даже дернуться вперед, особо сообразительные действуют по принципу "нормальные герои всегда идут в обход". Но такое разнообразие реакций держится недолго. Если дальновидное начальство будет раз за разом сепарировать "отморозков", возбуждая против них уголовные дела, например, и осаживать тех, кто "тормозит", скажем, отлучением от телеэфира, то очень быстро будет достигнута полная консолидация общества.

Методов манипуляции, как известно, множество. Часть из них мы испытываем на своих шкурках, поколение за поколением.

Семьдесят лет нас вразумляли, что ради справедливости нужно отказаться от свободы, потом двадцать лет, что ради свободы можно пожертвовать справедливостью.

А затем наступил ответственный момент: власть на пальцах объяснила нам, что свобода и справедливость всего лишь химеры, а подлинную ценность имеет одна священная корова стабильности.

Не стоит думать, что на этом воспитательный процесс завершился: уже сегодня полным ходом идет реализация новой педагогической концепции.

Ни свободы, ни справедливости, ни стабильности - вечный бой с темными силами мировой закулисы, веками терзающими тело Матушки-России.

Наш доверчивый народ, давно приученный безропотно исполнять команду: "Кругом - марш!", готов и к вечному бою. Но кремлевским "педагогам" и этого мало.
Создается впечатление, что мы близки к завершению тысячелетнего исторического цикла, начатого экспериментами княгини Ольги над древлянами. Ольга ставила перед собой простую, но вместе с тем грандиозную задачу, выработать у подданных условный рефлекс: "Князь всегда прав".

Посудите сами, как иначе можно объяснить череду показательных судилищ, которые проходят сейчас в Москве?

И, обратите внимание, власть в последнее время даже не пытается юридически обосновать свои репрессии: чем абсурднее обвинения, тем лучше.
Князь всегда прав.

А что вытворяет "взбесившийся принтер", выжигающий последние ростки гражданского общества в России? А медленный но верный процесс "прикрепления к земле" (запрет на выезд за границу) чиновного люда, прежде всего силовиков?
Уже добрались до судей.

Не то, чтобы эти категории граждан вызывали у меня слишком большую симпатию, но понятно, что рано или поздно доберутся и до всех остальных.
И когда я читаю о том, что Батька Лукашенко намерен возродить на селе крепостное право, я нисколько не сомневаюсь, в успехе этого начинания.
Даже не пикнут.

Россия, конечно, в отношение открытой феодализации несколько отстает от братской Беларуси, но быстро сокращает разрыв. А если у нас пока и обходятся без крепостничества, то главным образом потому, что дешевле купить азиатских гастарбайтеров, которые после создания Евразийского союза и вовсе хлынут к нам неудержимым потоком. И опять - "Князь всегда прав".

Складывается впечатление, что пластичность нашего народа поистине безгранична.
Впрочем, может быть именно в этом залог нашей живучести?
Селедку в океане ловят тысячелетиями, все еще не переловили.

Ну, а если серьезно, то все мы были подростками: сбивались в стаи, придумывали себе кумиров, перенимали у них жаргон и манеру одеваться. И плавали в море детства, ка стаи сельди-иваси. А потом взрослели и становились самими собой.

Некоторым взросление давалось с трудом и муками, но рано или поздно, все мы остаемся наедине с жизнью и смертью.

То же и с затянувшимся отрочеством нашего народа: хочется ходить стаей, кричать "Спартак - чемпион!", слушаться учителей и пионервожатых, кланяться князьям князькам. Но время вышло - все лимиты, отведенные на взросление, мы перебрали.

Теперь перед нами суровая дилемма: немедленно повзрослеть или "погибоша аки обре", оставив после себя только славное имя и развалины древней цивилизации.
Верю, что наш народ выберет взросление. Шанс еще есть. Может быть, последний, но есть.

Вот такой у нас нынче исторический оптимизм получается

 

29.05.2014

 

 

 

 

Не хочу участвовать в гражданской войне

(далеко не всё, что хочется сказать по теме).

 

Друзья спрашивают, почему я почти перестал писать политические тексты?

 

Кто-то (из тех, кто меня плохо знает) думает, что я боюсь попасть под 282 статью, или в иной форме подвергнуться репрессиям. Но уже трудно себе представить большие репрессии, чем те. которым подверглась моя семья. К тому же существует ведь эзопов язык, позволяющий обходиться без прямых призывов и личных оскорблений, сказав при этом все что думаешь, и даже много больше.

 

Другие полагают, что меня пугает перспектива поссориться с личными друзьями, разбросанными по разным сторонам идеологических баррикад. Это уже теплее, но тоже не в точку, поскольку многие друзья все равно уходят - ныряют в омуты ненависти, где "кто не с нами, тот против нас".

 

Есть и "чудаки", которые, видимо, судят по себе.

 

Нет, дорогие мои друзья и недруги, я замолчал потому, что не хочу участвовать в затеянной кем-то гражданской войне. А эта война уже идет полным ходом, и не только на полях Донбаса, но и почти в каждом российском доме.

 

Одни считают, что воюют с "проклятой Америкой", другие с "ненавистным совком". Одни бьются с "мировым империализмом", другие с "тысячелетней Ордой".

 

Кто-то поднялся на смертный бой с "западной бездуховностью", а навстречу им встают из окопов потрепанные роты бойцов с "азиатской деспотией".

 

Вынужден вас огорчить: не с Америкой вы боретесь и не с Ордой; воюете вы друг с другом, более того - с самими собой. Потому, что у каждого из нас в загашнике есть все вышеперечисленное и много чего другого.

 

Именно потому, что все мы ходили (а некоторые и до сих пор не снимают) в потертых джинсах, и хотя многим они стали малы, но их грубый джинсовый рисунок навсегда въелся в ляжки. Потому, что все мы в известном смысле "совки", даже те, кто не успел поносить пионерский галстук, поскольку ни родителей, ни дедов, как известно, не выбирают. И, более того (знаю,что сейчас в меня полетят камни), по моим наблюдениям, именно тот, кто яростнее всех бичует советское прошлое, зависим от него в наибольшей мере.

 

Да и о духовности мы привыкли говорить под водочку с селедочкой, а "свободы" многие из нас готовы променять, если не на продуктовый набор "от любимого мэра", то уж на кожаное руководящее кресло - определенно.

 

Помню, в детстве мы любили играть в "войнушку":  кто подходил в первых рядах, записывался в "наши" (или в "красные", если накануне смотрели Чапаева). Опоздавшим доставалась роль "белых", или "фашистов". Ничего, утешали их везунчики, завтра приходите пораньше, будете "нашими". Но нос, при этом, норовили разбить. На следующий день все менялось местами, кроме одного - юшка из разбитых носов была все того же красного цвета.

 

Я тоже играл в эти игры и тоже разбивал носы, и сам ходил с фингалом под глазом. Но короткие штанишки уже давно не ношу, и заново одевать их не собираюсь.

 

А как же убеждения, принципы?

Вот именно из принципа и не собираюсь.

 

Я убежден, что на самом деле все мы делимся не не "белых" и "красных", а на тех, кто бьет и тех, кого бьют. Вернее, на тех, кто имеет право безнаказанно бить, и тех, кому остается лишь утираться.

Но самое страшное даже не в этом: когда-то, старшие пацаны у нас во дворе себе на потеху стравливали малолеток. И те яростно бросались в драку, чтобы заслужить поощрительный кивок дворового "короля", а иногда даже папиросный хабарик.

 

Я знаю точно: в гражданской войне (даже если она холодная) победителей нет, одни проигравшие.

Вернее, есть, конечно, победители, но это те, кто не дерется, а стравливает, кто раздает "хабарики".

Так вот - мне их "хабарики" не нужны.

 

Прекрасно понимаю, что такова природа человеческого общества, что изменить ее мне не дано, что двое дерутся - третий не лезь, особенно с нелепыми попытками разнять дерущихся, иначе огребешь и от одного и от другого.

Поэтому и молчу, в основном.

 

А если и говорю, так исключительно, чтобы совесть потом не мучила: "Ты же все понимал. Почему же молчал"?

Вот, говорю: "Не хочу участвовать в гражданской войне".

 

25 января 2015 г. http://svpressa.ru/society/article/110876/

 

 

Кривое зеркало

 Меня давно интересует достоверность результатов социологических опросов.

Социологических опросов вообще, и тех, что проводят ведущие социологические службы России, в особенности.

 

Теоретически я понимаю, что опросы не столько выявляют настроение общества, сколько формируют его.

Потому что каков вопрос, таков и ответ. А, если не таков, то он просто не попадает в отчеты.

Например, ко мне за последние десять лет интервьюеры обращались всего два раза: один раз спросили,

какой канал телевидения я смотрю? Ответ: "Никакой" вызвал на другом конце телефонного провода замешательство,

быстро завершившееся короткими гудками.

В другой раз, у меня поинтересовались, бритвенные лезвия какой фирмы я предпочитаю?

Разумеется, ответ: "Я не бреюсь", ни в какие отчеты не попал.

 

Но, с другой стороны, я достоверно знаю, что в большинстве домов телевизор по вечерам включен,

а современные мужчины обычно бреются (хотя бы время от времени).

И мне понятно, что для того чтобы получить деньги на проведение следующих опросов,

результаты предыдущих должны не только удовлетворять заказчика, но и хотя бы выглядеть правдоподобно.

 

Вот и мечется "бедная" социология между Сциллой заказа и Харибдой правдоподобия.

 

И, тем не менее, изучать результаты социологических опросов (даже проводимых российскими соцслужбами) имеет смысл не столько ради получения реальной картины, сколько для того, чтобы понять предпочтения заказчика.

 

А поскольку в России все крупные соцслужбы кормятся с одной руки - государственной - таким путем

 можно узнать много интересного о подлинных целях государственной внутренней политики.

 

Вот например, результаты свежего опроса, проведенного уважаемым Левада-центром с новыми откровениями.

 

Социологов интересовало, какие общественные проблемы больше всего беспокоят наших соотечественников?

Выяснилось, что более всего россиян волнуют макроэкономические трудности: рост цен, бедность и безработица.

А менее всего - всякая гуманитарная "чепуха", вроде несправедливых судов, жестоких полицейских и безответственных чиновников.

 

Эти "мелочи" и раньше не слишком тревожили российское население, а нынче и вовсе перестали колыхать.

А вот рост цен беспокоит все больше и больше, равно как и безработица.

 

И социологи, прямо глядя в глаза фактам, бесстрашно говорят правительству: ты это того, озаботься хлебом насущным для подданных.

А на права человека и прочую гуманитарку можешь наплевать.

 

Какой вывод из этого следует делать?

Рост цен остановить едва ли удастся, тем более, что виноваты в этом нехристи-империалисты, а вовсе не родные чиновники.

Но на права человека будут плевать и дальше, причем все более ядовитой слюной.

 

Еще несколько любопытных моментов.

Если верить опросу, наших людей заметно меньше стали беспокоить социальное расслоение и коррупция.

Особенно замечательные результаты по коррупции: за год процент респондентов, озабоченных этой проблемой, сократился с 32 до 21%.

 

Что из этого следует? Правильно: серьезной борьбы с коррупцией как не было, так и не будет. Как не предвидится никаких действий по улучшению социалки.

Напротив, финансирование, например, медицины сокращается, а народ, якобы, медициной вполне доволен.

По крайней мере, год назад на недоступность качественных медицинских услуг жаловалось 25% респондентов, а сейчас - 19!

 

Прогресс налицо. Значит, расходы на медицину следует еще урезать, и количество недовольных резко упадет (вымрут).

 

Таким образом, получается примерно следующая картина ближайшего будущего: российское государство будет и дальше сбрасывать с себя социальные и гуманитарные функции, сохраняя при этом чудовищный уровень социального неравенства и коррупции. А всякие разговоры, касательно прав человека и гражданина, будут решительно пресекаться. Заботу о народе предлагается свести к древней, но вечно живой формуле: "Хлеба и зрелищ"! Но ничего более.

 

И, что самое любопытное, этот вариант ближайшего будущего мы выбираем сами, если верить социологам.

Так, что же все таки у нас кривее - зеркало или физиономия?

А, может быть, одно соответствует другому?

21 марта 2015

ЗА ОКНОМ ВЕСНА, А  НА ДУШЕ ОСЕНЬ