Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Лихолетие 90-х

Среда, 12.12.2018
Постсоветская  поэзия
 
В России всегда можно было убить человека
и вытереть руки о землю 
траву 
и березу ...
 
 
В России всегда можно было легко и свободно 
пред тем как свихнуться 
пойти и стрельнуть сигарету...
                                               (Нина Искренко) 
 
 
 
 
 
 

В промежутке между поздними семидесятыми и вплоть до конца ХХ века русская поэзия сформировала прихотливое смысловое поле, отличимое от всех предшествующих эпох. Оно оказалось поделенным между поэтическими объединениями, группами и просто  тусовками, пересекающимися по своему составу, этическим и эстетическим установкам.

 

Неофициальная поэзия. Антология («Самиздата века» и еще тридцать два - всего 299 авторов в 56 главах)

 

Куртуазные маньеристы       и  читайте здесь

 
 
 
 
 
 
Есть в Екатеринбурге барышня - Мария Хамзина... Однажды, в одном из томов антологии поэзии вышел ее цикл стихов. Хороший цикл.

Pедактор Игорь Cкиф попросил ее написать пару строк автобиографии. Мария написала в стихах.

Перечитал Игорь эту автобиографию и подумал... А ведь это - герой нашего времени, портрет поколения? Лучшей его части, возможно...
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
       МАРИЯ ХАМЗИНА. Автобиография



Я — в целом и я же в частности, и в зеркале — тоже я. Училась в эпоху гласности, с тех пор не люблю вранья.

Боюсь темноты и старости, шприцов, и немытых шей, и в школе боялась старосту, зато не боюсь мышей. Читаю запоем всякое, бывает — запоем пью, такая я вся двоякая, что встречу — сама убью.

Есть термин "аккомодация", пятнадцатый год учу, и Гоцмана в "Ликвидации" до обморока хочу. Ресницы — от мамы — длинные, от папы — рисунок скул, когда я была невинною, то имидж вгонял в тоску. С тех пор я обстригла локоны, почти научилась жить, курить сигареты — блоками, и — да! — пропекать коржи.

Люблю комплименты, пряности, перчености и вино, люблю пребыванье в праздности, а также курить в окно. Теряю зонты и комплексы, перчатки, мужчин и стыд, стираю одежду "Омаксом", надежда еще хрипит.

Аманты легко заводятся, их, в целом, не отследить, но в самом конце, как водится, останется лишь один. Ну, в общем, словцом увесистым пусть бросит, кто без греха. Живу. Улыбаюсь весело. И росчерк — Мария Х.    2013
 
 
Мария Хамзина приехала в Тюмень в 1995 году для поступления в ТГУ из северного городка Лянтор. В 2003 уехала на постоянное жительство в Новосибирск. Восемь лет тюменской жизни вместили много: детские романтические стихи про замки, драконов, принцесс и шоколадных королев. Было покровительство известного тюменского писателя Константина Яковлевича Лагунова. Статус «гордости университета» и многочисленные выступления на пушкинских вечерах. Поэтическая слава и скитания по разным комнатушкам и квартирам, голодные обмороки и попытки заработать на жизнь репетиторством. Ролевые игры и отсутствие гражданственности в поэзии. Выпуск сборника стихов «Осколки витража», пока единственного. Смерть К.Я.Лагунова. Писательские семинары в Нижнем Тагиле и Москве, вступление в союз российских писателей. Как уже было сказано выше, сейчас Мария живет в Новосибирске. Слушает группы «Коридор», «Зимовье зверей», «Ночные снайперы», «АДО». Из поэтов по-прежнему любит Блока, Цветаеву, Гумилева, Маяковского, Пушкина, Гарсия Лорку, Бродского, Танэда Сантока, Басё, Ли Бо, Ларису Бочарову, Екатерину Горбовскую… И это только половина списка. Тюмень Мария не забывает и время от времени наведывается в гости."-   читать здесь
 
                                                                                           Григорий Михайлович Дашевский
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

"Промышленной зоны первый поэт".    Статья о Борисе Рыжем

Ангинный, бледный полдень на Урале.// На проводах – унылые вороны,// Как ноты, не по ним ли там играли// Марш – во дворе напротив – //похоронный?...

Биография Рыжего - унылое детство в свердловских подворотнях в компании дворовой шпаны, работа в геологических партиях и учеба в Уральской горной академии.

“Я помню все, хоть многое забыл –// разболтанную школьную ватагу.// Мы к Первомаю замутили брагу,// я из канистры первый пригубил”.

Душевное одиночество преследует поэта с самого его безрадостного детства:

” Куда девать теперь весь этот хлам,//все это детство с муками и кровью//из носа...//..............//

все это обделенное любовью//все это одиночество мое”

Трагическое бытие 90-х являлось основной тематикой и движущей силой поэзии Бориса Рыжего:

“... Не в ладах// Я был с грамматикою жизни.// Прочел судьбу, но ничего не понял,// К одним ударам только и привык// К ударам, от которых словно зубы,//Выскакивают буквы изо рта”

“Маленький, сонный, по черному льду// в школу – вот-вот упаду – но иду.// Мрачно идет вдоль квартала народ.//Мрачно гудит за кварталом завод...”.

И конец этого стихотворения:

”... на черном ветру,// в черном снегу упаду и умру.// Будет завод надо мною гудеть.// Будет звезда надо мною гореть.// Ржавая, в странных прожилках, звезда,// и – никого, ничего, никогда”.

Спокойная, размеренная жизнь не для Рыжего. Описывая ее в стихотворении " С трудом закончив вуз технический...", он прямо говорит, что при такой жизни его душа умрет:

“На комоде плюшевый мишутка.//Стонет холодильник "Бирюса".// Потому так скверно и так жутко,//что банальней выдумать нельзя...”

И ещё:

“Этo осень и слякоть, и хочется плакать…”

Или:

“Мне холодно, читатель, мне темно…”

И также:

“Всегда тоскует человек,//но иногда тоскует очень,//…//В осенний вечер проглотив// стакан плохого алкоголя,//сидит и слушает мотив,//мотив тоски, мотив неволи…”

“В стране гуманных контролеров//Я жил – печальный безбилетник…”

Ощущение близкой смерти пронизывает все творчество Рыжего:

“Когда умру, // ты крест поставишь на моей могиле. // Пусть внешне будет он, как все кресты, // но мы, дружище, будем знать с тобою, // что это просто роспись…”

Подробная и типичная биография российского юноши вырастает из стихов Бориса Рыжего. В то же время здесь сочувствие к втоптанным в грязь, сломленным жизненными обстоятельствами людям. Рыжий не отделяет себя от обиженных жизнью героев, здесь судьба страны, преломленная в судьбу самого поэта. Он– безошибочный индикатор неблагополучия и боли переживаемого Россией 90-х исторического момента:

“...Внезапный ветeр огромную страну// Сдул с карты, словно скатерть – на пол...”

Рыжий ощущает родство со своими героями – психами, наркоманами, нищими, хулиганами:

...спит штабной подполковник на новой

шинели.

Прихватить, что ли, туфли его в самом

деле?

Да в ларек за "поллитру" толкнуть.

Да пойти

и пойти по дороге своей темно-синей

под звездами серебряными, по России,

документ о прописке сжимая в горсти.

 

А это воспоминание друзей юности:

“...А теперь кто дантист, кто говно// Kто  владелец нескромного клуба.//Идиоты. А мне все равно.//Обнимаю, целую вас в губы...”

Рыжего постоянно преследует чувство вины, что он жив, когда в мире столько страданий:

“За все, за все благодарю . За то, что не могу,//чужое горе помня, жить красиво.//я перед жизнью в тягостном долгу,//И только смерть щедра и молчалива...”

Творчество Рыжего – это страшный документ, свидетельствующий о жизни России 90-х. Александр Абрамов  считает, что творчество Бориса Рыжего по накалу трагизма  сравнимо с произведениями А. Платонова. Поэзия Б. Рыжего ставит вековой вопрос: «Куда же мы катимся?».

 

Вспоминает Виталий Савин, классный руководитель, 1987-2001

Стихи:

“Не забывай, не забывай // игру в очко на задней парте. // Последний ряд в кинотеатре. // Ночной светящийся трамвай…” (1999).

“Отделали что надо, аж губа // отвисла эдак. Думал, всё, труба, // приехал ты, Борис Борисыч, милый. // Нога болела, грезились могилы…” (1997).

“Усталый, молодой, красивый// сижу, затягиваюсь “Примой”, // окурком крохотным, что жжется, // и это высшее пижонство…” (1998)

“Бритвочкой на зеркале гашиш // отрезая, что-то говоришь, // весь под ноль // стриженый, что времени в обрез, // надо жить, и не снимает стресс // алкоголь…” (2000-2001).

Виталий Савин:

“Кем были родители моих учеников? Директор фабрики одежды, директор школы ДОСААФ, директор городского ОВИР. Ты — мне, я — тебе. Могли по знакомству достать сервелат. Его же тогда в свободной продаже не было в принципе. Могли помочь с квартирой кооперативной…”.

 

Виталий Савин говорит, что многие выпускники школ становились бандитами, но этот путь был не для Бориса. Для бандита нужны угрожающие внешние данные. Ширина плеч, высокий рост и так далее, чего у Бориса не было. В милицию не берут худых парней со средним ростом. И самый высокий сотрудник в любом ОВД — это, как правило, именно начальник данного ОВД.  Допустим, идет молодой человек стройного сложения и среднего роста. Он не производит впечатления.  Молодой человек должен быть крупный, глупый, бритый… Многие ребята из дальнейших выпусков пошли в ряды бандитов. То есть не совсем бандитов! Сейчас это называется ЧОП. А кто был тогда “авторитетный лидер преступной группировки”, тот сегодня называется “директор частного охранного предприятия”. Бывало, идут бывшие ученики через два или три года после выпуска, собирают дань. С бабушек, что водкой торгуют на улице.

 

СТИХИ НА СТЕНЕ

44 строки, нанесенные Б. Рыжим на кирпичную стену балкона: 1996-2001.

1.

И воют жалобно телеги,

И плещет взорванная грязь,

И над каналом спят калеки,

К пустым бутылкам прислоняясь.

2.

И остается расплатиться,

И выйти заживо во тьму.

Поет магнитофон таксиста

Плохую песню про тюрьму.

3.

И нам понять доступно это,

И выразить дана нам мощь:

Приют поэта, дом поэта —

Прихожая небесных рощ.

4.

И под божественной улыбкой,

Уничтожаясь на лету,

Ты полетишь как камень зыбкий

В сияющую пустоту.

5.

И Баден мой, где я, как инок,

Весь в созерцанье погружен,

Уж завтра будет — шумный рынок,

Дом сумасшедших и притон.

6.

И бесконечной челобитной

О справедливости людской

Чернеет на скамье гранитной

Самоубийца молодой.

7.

И тот прелестный неудачник

С печатью знанья на челе

Был, вероятно, первый дачник

На расцветающей земле.

8.

Да и зачем цветы так зыбки,

Так нежны в холоде плиты?

И лег бы тенью свет улыбки

На изможденные черты.

9.

Мне тяжело, мне слишком гадко,

Что эта сердца простота,

Что эта жизни лихорадка —

И псами храма понята.

10.

А сам закат в волнах эфира

Такой, что мне не разобрать:

Конец ли дня, конец ли мира

Иль тайна тайн во мне опять?

11.

И стоя под аптечной коброй,

Взглянуть на ликованье зла

Без зла — не потому, что добрый,

А потому, что жизнь прошла.

 

Использованы следующие материалы о Борисе Рыжем:

1. Александр Абрамов. Статья о Борисе Рыжем "Промышленной зоны красивый и первый поэт".

Абрамов Александр Анатольевич. Родился перед войной в г. Брянске в 1941 г . Окончил кафедру теоретической физики физического факультета Воронежского госуниверситета. С 1963 г. по 1973 г. работал научным сотрудником в Подольском научно-исследовательском технологическом институте. С 1973 г. преподает физику в Московском институте электронной техники. Доктор физ.-мат. наук.

2.Вспоминает Виталий Савин, классный руководитель, 1987-2001.(Борис Рыжий. Вспоминают очевидцы  Сибирские огни  -2012 N1)

 

Стихи ко дню рождения, 2013

 

 

Геннадий Григорьев

ЭТЮД С ПРЕДЛОГАМИ

 

Мы построим скоро сказочный дом

 С расписными потолками внутри.

И, возможно, доживём до...

Только вряд ли будем жить при...

 

 

И, конечно же, не вдруг и не к нам

 В закрома посыплет манна с небес.

Только мне ведь наплевать на...

Я прекрасно обойдусь без...

 

Погашу свои сухие глаза

 И пойму, как безнадёжно я жив.

И как пошло умирать за...

Если даже состоишь в...

 

И пока в руке не дрогнет перо,

И пока не дрогнет сердце во мне,

Буду петь я и писать про...

Чтоб остаться навсегда вне...

 

Поднимаешься и падаешь вниз,

Как последний на земле снегопад.

Но опять поют восставшие из...

И горит моя звезда – над!

 

 

 

 

Александр Башлачев (1960 — 17 февраля 1988)

НА ЖИЗНЬ ПОЭТОВ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Поэты живут. И должны оставаться живыми.

Пусть верит перу жизнь, как истина в черновике.

Поэты в миру оставляют великое имя,

затем, что у всех на уме - у них на языке.

Но им все трудней быть иконой в размере оклада.

Там, где, судя по паспортам - все по местам.

Дай Бог им пройти семь кругов беспокойного лада,

По чистым листам, где до времени - все по устам.

 

 

Поэт умывает слова, возводя их в приметы

 подняв свои полные ведра внимательных глаз.

Несчастная жизнь! Она до смерти любит поэта.

И за семерых отмеряет. И режет. Эх, раз, еще раз!

Как вольно им петь.И дышать полной грудью

 на ладан...

Святая вода на пустом киселе неживой.

Не плачьте, когда семь кругов беспокойного

 лада

 Пойдут по воде над прекрасной шальной

 головой.

 

Пусть не ко двору эти ангелы чернорабочие.

Прорвется к перу то, что долго рубить и рубить топорам.

Поэты в миру после строк ставят знак кровоточия.

К ним Бог на порог. Но они верно имут свой срам.

Поэты идут до конца. И не смейте кричать им

- Не надо!

Ведь Бог... Он не врет, разбивая свои зеркала.

И вновь семь кругов беспокойного, звонкого лада

 глядят Ему в рот, разбегаясь калибром ствола.

 

Шатаясь от слез и от счастья смеясь под сурдинку,

свой вечный допрос они снова выводят к кольцу.

В быту тяжелы. Но однако легки на поминках.

Вот тогда и поймем, что цветы им, конечно, к лицу.

Не верте концу. Но не ждите иного расклада.

А что там было в пути? Метры, рубли...

Неважно, когда семь кругов беспокойного лада

 позволят идти, наконец, не касаясь земли.

 

Ну вот, ты - поэт... Еле-еле душа в черном теле.

Ты принял обет сделать выбор, ломая печать.

Мы можем забыть всех, что пели не так, как умели.

Но тех, кто молчал, давайте не будем прощать.

Не жалко распять, для того, чтоб вернуться

 к Пилату.

Поэта не взять все одно ни тюрьмой, ни сумой.

Короткую жизнь. Семь кругов беспокойного лада

 Поэты идут.

И уходят от нас на восьмой.