Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Лихолетие 90-х

Вторник, 13.04.2021
СОБЫТИЯ  3 ОКТЯБРЯ  1993  ГОДА: пострадавшиe при расстреле в Oстанкино
 
Данные следствия Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Доклад Комиссии Государственной Думы  Федерального Собрания РФ  по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в городе Москве 21 сентября – 5 октября 1993 г. Москва 1999
 
 После потери мэрии и гостиницы  "Мир”,  командующий внутренними войсками Куликов А.С. принял решение посадить военнослужащих на броню. Около 16 часов 05 минут Куликов А.С. приказал командиру 6-го ОСН "Витязь” подполковнику Лысюку С.И. двинуться к Останкино. 

В 17 час. 105 военнослужащих "Витязя” с вооружением, включавшим ручные пулеметы РПК, автоматы, гранатометы и снайперские винтовки, на 6 БТРах заняли здание АСК-1. БТРы были расставлены вокруг здания.

Первые машины с Макашовым А.М. и подчиненными ему вооруженными людьми прибыли к зданию  АСК-1 одновременно с отрядом "Витязь” около 17 часов. Ворота здания были закрыты. Макашов А.М. потребовал от охраны АСК-1 открыть ворота. Не дождавшись ответа, водитель "УАЗа” Морозов В.И. бампером порвал цепь, соединявшую створки ворот, и въехал на территорию телецентра. Вслед за "УАЗом” вошли сторонники Верховного Совета. Около здания АСК-1 начались стихийные митинги. Макашов А.М. призвал митингующих соблюдать порядок.

Сотрудники милиции сообщили председателю гостелерадиокомпании  "Останкино” Брагину В.И., что демонстранты тре­буют  "прямого эфира”. Он дал указание вступить в пере­говоры и "тянуть время”, oдновременно начал переговоры по телефону c Черномырдиным В.С., Шумейко В.Ф., Ериным В.Ф., Булгаком В.Б. , в ходе которых было решено, что в ситуации возможности выхода в "прямой эфир” представителей Верховного Совета по команде Черномырдина В.С. будет произведено отключение первого телеканала сразу в двух точках.

Тем временем Макашов А.М. в сопровождении охраны прошел в застекленный вестибюль 17-го подъезда здания АСК-1. Демонстрируя мирные намерения, oн  снял автомат и положил у ног. Через закрытую внутреннюю дверь вестибюля Макашов А.М. потребовал пригласить Брагина В.И. Вместо Брагина В.И. для переговоров вышли зам. начальника Управ­ления охраны Попович Е.В. и Гоцюк Ю.П. Макашов А.М. сообщил им, что прибыл с официальными полномочиями от руководства Верховного Совета и и.о. Президента Руцкого А.В., предложил предоставить возможность представителям Верховного Совета выйти в "прямой эфир”, обещав, что после этого сторонники Верховного Совета покинут территорию телецентра. Сотрудники охраны телецентра ответили, что им необходимо связаться с руководством,  ушли и больше не возвращались.

Пока затягивались переговоры, к 18 часам в телецентр прибыли 31 сотрудник ОМОНа Московского УВД на железнодорожном транспорте с 27 автоматами и 3 пистолетами, во главе с подполковником Столяровым.

В 18 час. 30 минут в телецентр прибыли 111 военнослужащих Софринской бригады внутренних войск (в/ч 3641)во главе с полковником Васильевым В.А. С ними приехал зам. командующего внутренними войсками по кадрам генерал-майор Голубец П.В., который по распоряжению командующего внутренними войсками Куликова А.С. принял на себя командование силами, контролировавшими телецентр.

K началу стрельбы телецентр контролировали 480 сотрудников милиции и военнослужащих внутренних войск, из которых около трети составляли  ОМОНовцы и спецназовцы.  Они были вооружены 320 автоматами, пулеметами и снайперскими винтовками, 130 пистолетами, 12 гранатометами, в том числе – одним ручным противотанковым гранатометом РПГ-7. К стрелковому оружию  имелось достаточное количество боеприпасов.

Независимо от Макашова А.М. в переговоры с руководством телецентра пытался вступить народный депутат Российской Федерации Константинов И.В. Подойдя ко входу в здание, он показал стоявшему в дверях офицеру спецназа депутатское удостоверение и попросил позвать кого-либо из руководства. В ответ офицер захлопнул перед ним дверь и передернул затвор автомата.

Уклонение руководства телецентра от переговоров с Макашовым А.М., о чем сразу станоло известно на продолжавшемся митинге, отказ предоставить "прямой эфир”, привели к усилению напряженности. Отдельные граждане, требуя эфира, заблокировали движение по ул. Академика Королева.

Подойдя ко входу в АСК-3, Макашов А.М. объявил, что пришли представители законной власти для выхода в "прямой эфир” и предложил военным и милиции покинуть здание, предупредив об ответственности за применение оружия. Ответа не последовало. Тогда некоторыми лицами, по примеру взятия мэрии, по собственной инициативе, двумя грузовыми машинами были разбиты наружные стеклянные двери центрального входа  в АСК-3 и окно рядом с ним. Макашов А.М., воспользовавшись ситуацией, подошел к разбитым дверям в здание, положил свой автомат на землю и в мегафон предложил выйти для переговоров командиру военнослужащих, дав две минуты на исполнение своего требования. Находившиеся в здании ответили ему, что пошли за командиром. Услышав, что у находившихся перед входом в АСК-3 есть гранатомет,  Макашов А.М. предупредил военнослужащих, что в случае открытия ими огня они будут подавлены из гранатомета. В подтверждение своих слов Макашов А.М. вслух отдал команду: "Гранатометчику, подготовиться!” Одновременно он приказал своей охране и группе "Север” оттеснить в сторону митингующих, журналистов и
любопытствующих. 

В это время гранатомет РПГ-7 В-1 и одна граната к не­му находились у члена группы "Север” Абраменкова Н.А.:

Абраменков Н.А.,  1962 г.р., уроженец г.Москвы, начальник  отдела  НПП  "Фармэк”  –  примерно в 19 часов 30 минут находился в составе группы "Север” у входа в здание АСК-3, в первые секунды обстрела был тяжело контужен взрывом и ранен осколками гранаты из подствольного гранатомета, выпущенной кем-то из военнослужащих "Витязя”, находившихся в здании АСК-3, причинено сквозное огнестрельное ранение правого предплечья с закрытым оскольчатым переломом правой лучевой кости в средней трети со смещением, повреждением правого локтевого нерва на границе средней и нижней трети, менее тяжкие телесные повреждения. Привлекался в качестве обвиняемого по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 - 4 октября 1993 года. 

Услышав команду Макашова А.М., Абраменков Н.А. взял гранатомет на плечо и присел на одно колено. Являясь сугубо гражданским человеком, никогда не служившим в армии, он даже не мог взвести гранатомет и зарядить гранату. Из толпы ему начали кричать, что нужно снять колпачок гранаты, а также давать другие советы.

Подошедший к Абраменкову Н.А Смирнов М.А. взял у него гранатомет и гранату и демонстративно  произвел  перед входом в здание АСК-3 манипуляции, имитирующие подготовку к прицельной стрельбе. 

Смирнов М.А., 1959 г.р., уроженец г. Ленинграда, участковый инспектор 72 о/м города Санкт-Петербурга. Ранее служил офицером во внутренних войсках. Привлекался в качестве обвиняемого по уголовному делу №18/23669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 - 4 октября 1993 года  по ст. 79  и ч. 1 ст. 218 УК РСФСР.

В ходе предварительного следствия Смирнов М.А. вину в предъявленных ему обвинениях не признал и показал, что прибыл в  Москву к отцу, но 25 сентября 1993 года по призыву назначенного Верховным Советом министром внутренних дел РФ Дунаева А.Ф. явился к последнему и был зачислен в число лиц, охранявших Дом Советов и сопровождал Дунаева А.Ф.

Смирнов М.А. был задержан 4 октября 1993 года в Москве и содержался под стражей до 1 декабря 1993 года, после чего мера пресечения была изменена на подписку о невыезде.

Уголовное дело в отношении Смирнова М.А. было прекращено за недоказанностью его участия в массовых беспорядках (по ст.79 УК РСФСР) и по обвинению по ч.1 ст. 218 УК РСФСР, поскольку следствием не были собраны достоверные доказатель­ства хранения Смирновым М.А. без разрешения автомата АКС -74У и гранатомета РПГ-7В-1. В частности, указанный гранатомет был  представлен следствию работниками ГУО РФ только 12 января 1994 года, поэтому определить, был ли он испра­вен и пригоден для стрельбы на  3 октября 1993 года  не  представилось возможным.

Oднако, увидев гранатомет, офицер "Витязя” Чекулаев приказал снайперам своей группы держать гранатометчика на прицеле.

Макашов А.М. и три человека из охраны вошли через разбитое окно в здание АСК-3. Военнослужащие "Витязя взяли вошедших на прицел. Охранявшие Макашова А.М. заметили остановившийся на его щеке "зайчик” от лазерного прицела. Штукатуров Е.А., опасаясь за жизнь  Макашова А.М., вывел его из здания. За ними вышли двое других членов охраны Макашова А.М.

Штукатуров Е.А., 1958 г.р., военнослужащий в/ч 27033 – с начала событий 21 сентября – 5 октября 1993 года находился в Доме Советов, состоял в личной охране назначенного заместителем министра обороны Российской Федерации генерал-полковника Макашова А.М., вооруженный автоматом к телецентру "Останкино”, в дальнейшем принимал участие в отражении штурма Дома Советов.  Привлекался в качестве обвиняемого по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3-4 октября 1993 года по статье 79 УК РСФСР (организация массовых беспорядков и активное участие в них). 

На переговоры к Макашову А.М. никто не выходил.

Макашов А.М. сказал членам группы "Север”, чтобы они стояли у входа в здание АСК-3, а он оценит обстановку и свяжется с и.о. Президента Руцким А.В. После этого он ушел в сопровождении  Штукатурова Е.А и еще 3 членов своей охраны. Больше у входа в здание АСК-3 они не появились.

                                                                                          Первый выстрел

Через несколько минут после того как Макашов А.М. покинул АСК-3, выстрелом с внутреннего балкона 1-го этажа через разбитое окно был ранен Крестинин Н.Н. , один  из оставшихся у входа членов охраны Макашовa.  

Крестинин Н.Н.,  1953  г.р.,  уроженец  города Полтавы, офицер сил ПВО в запасе, место работы  и  жительства следствием не установлено – как член личной охраны генерал-полковника Макашова А.М. вооруженный автоматом прибыл к телецентру "Останкино”, где примерно в 19 часов 30 минут, до взрыва и начала обстрела,  у входа в здание АСК-3 был ранен  в ногу первым выстрелом со стороны военнослужащих и милиции, причинено слепое огнестрельное пулевое ране­ние правой голени в верхней трети с оскольчатым переломом головки ма­лоберцовой кости и повреждением малоберцового нерва,  менее тяжкие телесные повреждения. Стрелявший в Крестинина Н.Н. следствием установлен не был. Как активный участник событий и уклонившийся от следствия Крестинин Н.Н. потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4 октября 1993 года не признавался.

Крестинин Н.Н. крикнул, что ранен. К нему подбежали члены личной охраны Макашова А.М. и группы "Север”. Он отдал им свой автомат и противогаз. В толпе стали кричать, что нужна медицинская помощь. Через несколько минут появились санитары с носилками. Машина "скорой помощи” с медицинской бригадой, сформированной врачами Дома Советов, стояла на улице Академика Королева напротив центрального входа в АСК-3.

Крестинина Н.Н. донесли до "скорой помощи” и в этот момент раздалось два или три почти одновременных взрыва, один из которых, произошедший в холле здания АСК-3, сопровождался ярким свечением в течение нескольких секунд.

По имеющимся данным два взрыва были вызваны разрывами гранат, выпущенных из подствольных гранатометов кем-то из военнослужащих внутренних войск. Одним из этих выстрелов была разбита бетонная цветочная клумба перед входом в здание АСК-3. Осколками были ранены некоторые из людей, в том числе:

Аносов А.Н., 1960 г.р., безработный, житель поселка Горки Ленинские Московской области  – примерно   в  19 час. 30 мин.  находился непосредственно у входа в здание АСК-3, контужен взрывом гранаты из подствольного гранатомета, выпущенной кем-то из военнослужащих, при отходе от здания был ранен военнослужащими и сотрудниками милиции в бедро, причи­нены огнестрельные  ранения  лица,  правого коленного сустава,  мягких тканей правого  бедра,  сопровождавшиеся  переломом  седалищной  кости справа и  наличием металлических осколков,  менее тяжкие телесные пов­реждения. По свидетельству Аносова А.Н., раздался сильный взрыв (не свето-шумовая граната), который разворотил бетонную цветочную клумбу перед входом, обломки которой, довольно крупные, упали ему на спину. В результате взрыва гранаты он был контужен, а его лицо, голова и руки – посечены осколками. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4  октября 1993 года;

Михалев И.В., 1951 г.р., фотокорреспондент агентства "РИА-Новости” – вместе с демонстрантами прошел от  Ка­лужской площади до Дома Советов, поехал в Останкино снимать происходя­щее,  примерно в 19 часов 30 минут находился напротив здания АСК-3, когда произошел взрыв, осколком ранило в руку,  причинено слепое осколочное ранение левой кисти, легкие телесные повреждения,  повлекшие кратковременное расстройство здоровья. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4  октября 1993 года;

Петров В.А., 1951 г.р., безработный,  житель  города Обнинска Калужской области – около 19 час. 30 мин. у здания АСК-3 получил множественные оско­лочные ранения головы и конечностей, в результате воздействия осколков гранаты от подствольного гранатомета, причинены множественные непроникающие  осколоч­ные ранения головы с наличием ран мягких тканей 0,4х0,3 см в левой те­менной, лобно-теменной, височной, височно-скуловой областях и на левой щеке, с  наличием инородных тел металлической плотности в проекции ле­вой орбиты и передней стенки лобной пазухи слева,  ссадин кожи лица и носовой раковины с наличием в них осколков стекла, подкожной и субконъюнктивальной гематомой левого глаза,  разрывом левой барабанной пе­репонки и возникновением левостороннего  посттравматического отита с потерей слуха на это ухо, контузия головного мозга; множественные сле­пые осколочные  ранения мягких тканей левой верхней и обоих нижних ко­нечностей с наличием 12 ран от 0,5 до 2 см на наружных поверхностях левых бедра и голени,  внутренней стороны правого бедра, менее тяжкие телесные повреждения. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4  октября 1993 года;

Филатов П.И., 1970 г.р., грузчик в АО "Ясенево” –  в 19 часов из  любопытства пришел к телецентру "Останкино”, находился перед входом в АСК-3, при взрыве один из осколков попал ему в лицо,  причинены крово­подтеки в области лба, носа, поверхностная рана в области внутреннего угла глаза на нижнем веке, легкие телесные повреждения, повлекшие кратковременное расстройство здоровья. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4  октября 1993 года.

Взрыв, сопровождавшийся ярким свечением, был вызван, по-видимому,  разрывом свето-шумовой гранаты ("изделия "Пламя”), которая, по  свидетельству бывших военнослужащих "Витязя”, находилась у командира их отряда. Бросок этой гранаты является сигналом к началу активных боевых операций. Разрыв свето-шумовой гранаты оставил обширное пятно копоти на каменном полу в холле первого этажа здания АСК-3.

По версии следствия Генеральной прокуратуры РФ, около 19 часов 30 минут среди бойцов отряда "Витязь”, которые находились на балконе первого этажа здания АСК-3, произошел взрыв неустановленного взрывного устройства,  в результате  которого погиб рядовой "Витязя” Сит­ников Н.Ю. Этот взрыв был принят военнослужащими "Витязя” за разрыв гранаты, выстрелянной со стороны нападавших, и послужил поводом для открытия огня по людям, находившимся перед телецентром.

Ситников Н.Ю.,  1974 г.р., уроженец поселка Маслянино Новосибирской области, рядовой в/ч 3485 (6-й ОСН "Витязь”) – в составе своего подразделения прибыл к телецентру "Останкино”, после того как сторонниками Верховного Совета были пробиты грузовиком наружные двери центрального входа  в здание АСК-3  занял позицию в положении лежа за бетонным парапетом балкона 1 этажа указанного здания, которая практически исключала возможность прямого попадания в него при выстреле с улицы; получил обширную смер­тельную рану груди,  с повреждением верхней доли и корня левого легко­го, кровоизлиянием в корень правого легкого,  сосудисто-нервного пучка левой над и подключичной области, оскольчатыми переломами поперечных и остистых отростков 3-7 шейных позвонков, оскольчатыми переломами 4-5 и 1-6 ребер,  от которой скончался на месте. Имелось также огнестрельное ранение нижней трети левого предплечья с дефектом ткани, многооскольчатыми переломами лучевой и локтевой кости с дефектом костной ткани, с размозжением мышц, повреждением сосудисто-нервного пучка.

О времени и обстоятельствах гибели Ситникова Н.Ю., а также о причинах открытия огня по людям, находившимся перед телецентром, известно только по показаниям сослуживцев Ситникова Н.Ю. и командования военнослужащих и сотрудников милиции, находившихся в телецентре. Судебно-медицинское исследование трупа Ситникова Н.Ю. было произведено только 21 октября 1993 года, что, вследствие отсутствия описания ранних трупных явлений, исключало возможность установления времени его гибели.

По заключению судебно-медицинской экспертизы, на теле Ситникова Н.Ю. были обнаружены:

а) одно огнестрельное проникающее ранение левой половины  грудной клетки с повреждением верхней доли и корня левого легкого, кровоизлия­нием в корень правого легкого,  сосудисто-нервного пучка левой над-  и подключичной области,  с  оскольчатыми  переломами  1-6 ребер слева по околопозвоночной линии и 4-5 ребер по лопаточной  линии,  оскольчатыми переломами поперечных и остистых отростков 3-7 шейных позвонков. Вход­ная рана на спине слева,  выходные (две) раны в левой подмышечной об­ласти и в области левого надплечья с переходом на заднюю и левую боко­вую поверхность шеи;

б) огнестрельное  сквозное ранение нижней трети левого предплечья в виде обширной раны тыльной поверхности с  дефектом  ткани,  многооскольчатых переломов  лучевой и локтевой костей с дефектом костной тка­ни, размозжения и дефекта мышц по ходу раневого канала с  повреждением сосудисто-нервного пучка,  множественных  ран  ладонной и локтевой по­верхности левого предплечья (неполная травматическая ампутация  левой кисти).                                         



По заключению эксперта, все эти повреждения могли быть причинены одним выстрелом из оружия большой мощности, не исключено, что из гранатомета, нo эксперт заявил, что не имел в виду гранатомет РПГ-7 В-1, находившийся в руках сторонников Верховного Совета.

Исследование одежды и индивидуальных средств защиты Ситникова Н.Ю. проведено не было. Более того, с  санкции руководства бронежилет Ситникова Н.Ю. был расчленен и разослан по различным мемориальным музеям. Поэтому его части, представленные на повторную комиссионную комплексную медико-криминалистическую экспертизу, результаты которой были положены в основу версии следствия Генеральной прокуратуры РФ, не могут рассматриваться в качестве аутентичных.

Следствием Генеральной прокуратуры Р установлено, что выстрел внутрь здания через главный вход тандемной гранатой кумулятивного действия ПГ-7 ВР из гранатомета, имевшегося у сторонников Верховного Совета, не производился и Ситников Н.Ю. погиб не от рук сторонников Верховного Совета. В то же время наличие раневого канала с входным отверстием в спине делает маловероятным предположение следствия Генеральной прокуратуры Российской Федерации о срабатывании в непосредственной близости от Ситникова Н.Ю.  "неустановленного взрывного устройства”, оболочка которого была якобы полностью уничтожена во время взрыва. При принятии этой версии остается неясным, например, почему от указанного взрыва не пострадали военнослужащие, находившиеся рядом с Ситниковым Н.Ю. Вероятнее всего, причиной гибели Ситникова Н.Ю. стал случайный выстрел из гранатомета одного из находившихся в здании АСК-3 военнослужащих.

Таким образом, нет достаточных оснований полагать, что причиной открытия  огня по людям, находившимся перед телецентром, явилась гибель Ситникова Н.Ю.

По сигналу вспышки, без предупреждения, военнослужащие внутренних войск и сотрудники милиции открыли огонь на поражение по всем находившимся между АСК-3 и АСК-1 людям – активным участникам событий, любопытствующим и просто случайным прохожим,  журналистам, осуществлявшим фото- и ви­деосъемки.  
 
В первые минуты обстрела были убиты и получили ранения десятки безоружных людей. Ответный огонь со стороны вооруженных людей генерал-полковникa Макашовa А.М. не велся. Большинство членов личной охраны Макашова А.М., находившихся в момент начала обстрела перед входом в здание АСК-3, были контужены взрывами, ранены и не могли оказать сопротивление, в том числе:

Бахтияров О.Г., 1948 г.р., ди­ректор МП "Мир”, житель  города Киева – состоял в  личной  охране  генерал-полковника Макашова А.М.,   вместе с Макашовым А.М  вооруженный автоматом приехал в Останкино, около 19 часов 30 минут в результате взрыва получил сильную контузию, повреждение барабанной перепонки, после начала обстрела получил огнестрельные пулевые ранения грудной клетки справа, с  поврежде­нием легкого, и слева – с повреждением мягких  тканей грудной клетки и поясничной облас­ти на границе с крестцовой областью, тяжкие телесные повреждения. 

Из 10 человек группы  "Север” с  первых минут обстрела были ранены 6 и убит один человек:

Яремко Д.Г.,  1975 г.р., безработный, житель города Ступино Московской области – в  сентябре 1993 года при­ехал в Москву и остался добровольцем в Доме Советов, составе группы "Север” прибыл к телецентру "Останкино”, вместе с демонстрантами находился у входа в здание АСК-3, после на­чала шквальной стрельбы из автоматов из телецентра, примерно в 19 часов 30 минут получил смертельное огнест­рельное ранение груди, проникающее в плевральную полость, с ранением ле­вого легкого,  сопровождавшееся острой кровопотерей, от которого скон­чался на месте. 

Hекоторые военнослужащие, находившиеся в здании АСК-3, выходили на улицу через разбитые окна первого этажа. Во время одного из таких выходов получил травму военнослужащий "Витязя”: 

Орипов А.Г.,  1967 г.р., военнослужащий в/ч 3485 (6-й ОСН "Витязь”),  житель города Реутово Московской области – в  составе своей части прибыл к телецентру "Останкино”,  когда около АСК-3 велась стрельба при входе в здание  ударился коленом о проем витража, причинена гематома мягких тканей в области правого ко­ленного сустава, легкие телесные повреждения, не повлекшие за  собой кратковременное расстройство здоровья. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4  октября 1993 года.

B связи с одним из таких выходов из здания кем-то из военнослужащих был заколот штык-ножом Пономарев Г.П.:

Пономарев Г.П., 1933 г.р., пенсионер, офицер ВМФ в отставке, житель города Тал­лина – приехал в гости к бывшему сослуживцу по флоту, во время событий сентября - октября 1993 года неоднократно бывал у Дома Советов, около 20 часов у центрального входа в здание АСК-3 получил смертельное штыковое ранение груди со сквозным повреждением верхней доли левого легкого,  сердечной сорочки, поврежде­нием левого желудочка сердца, левого купола диафрагмы и селезенки, от которого скончался на месте. Обстоятельства и очевидцы гибели Пономарева Г.П. следствием Генеральной прокуратуры Российской Федерации не уста­новлены.  

C открытием шквального огня по людям, находившимся между зданиями АСК-1 и АСК-3, в здании АСК-3 военнослужащими и сотрудниками милиции был убит сотрудник телецентра видеоинженер Красильников С.Н.: 

Красильников С.Н., 1948 г.р., руководитель аппаратной видеозаписи АВЗИ-18 – находился на рабочем месте в кабинете  №1276 на первом этаже здания АСК-3, примерно в 19 часов 30 минут вышел из кабинета и выглянул из ниши, в которой находилась дверь кабинета, в коридор, получил от военнослужащих и сотрудников милиции,  находив­шихся  в  холле центрального входа в здание АСК-3, смертельное сквозное  огнестрельное  ранение  головы с разрушением ве­щества головного мозга,  от которого скончался на месте.
 
 
 
Pасстрел в Oстанкино, продолжение
 
 
Bесьма скромный список пострадавших от неконституционного указа 1400