Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Лихолетие 90-х

Пятница, 20.04.2018
Главная » 2013 » Июль » 16 » ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ВОИНАМ, ЖИЗНЬ СВОЮ ПОЛОЖИВШИМ НА ПОЛЕ БРАНИ
11:10
ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ВОИНАМ, ЖИЗНЬ СВОЮ ПОЛОЖИВШИМ НА ПОЛЕ БРАНИ
 
 
 
Пленные немцы под Cталинградом, 1943
 
 
 
Под Сычевкой, под Ржевом,

У истоков Днепра -

Где солдатская доблесть

Дорогу нашла,

Там, где взрывы гремели

И гремело «Ура!»,

Там, где потом и кровью

Захлебнулась земля.

Кто убит под Сычевкой,

Подо Ржевом убит,

Где тот «Вечный огонь»,

Что их память хранит?        

Тех кто, смерть презирая,

В атаку вставал,

Кто в бессмертье шагнул -

И без вести пропал...

Сколько ж жизней отдали

Мы этой войне!?

Имена их звучат

Словно крик в тишине...

Я глаза закрываю

И вижу солдат,

Что лежат под Сычевкой,

Подо Ржевом лежат.

Их родных известили,

Их подшили дела.

О погибших героях

Позабыла страна.

Но пока живы мы,

Наша память жива:

Под Сычевкой, под Ржевом,

У истоков Днепра
 
 
  "Я вёл расстреливать бандитку.
Она пощады не просила.
Смотрела гордо и сердито....
Платок от боли закусила.
Потом сказала: “Слушай, хлопец,
Я всё равно от пули сгину.
Дай перед тем, как будешь хлопать,
Дай поглядеть на Украину.
На Украине кони скачут
Под стягом с именем Бандеры.
На Украине ружья прячут,
На Украине ищут веры.
Кипит зелёная горилка
В белёных хатах под Березно,
И пьяным москалям с ухмылкой
В затылки тычутся обрезы.
Пора пограбить печенегам!
Пора поплакать русским бабам!
Довольно украинским хлебом
Кормиться москалям и швабам!
Им не жиреть на нашем сале
И нашей водкой не обпиться!
Ещё не начисто вписали
Хохлов в Россию летописцы!
Пускай уздечкой, как монистом,
Позвякает бульбаш по полю!
Нехай як хочут коммунисты
В своей Руси будуют волю...
Придуманы колхозы ими
Для ротозея и растяпы.
Нам всё равно на Украине,
НКВД или гестапо”.
И я сказал: “Пошли, гадюка,
Получишь то, что заслужила.
Не ты ль вчера ножом без звука
Дружка навеки уложила.
Таких, как ты, полно по свету,
Таких, как он, на свете мало.
Так помирать тебе в кювете,
Не ожидая трибунала”.
Мы шли. А поле было дико.
В дубраве птица голосила.
Я вёл расстреливать бандитку.
Она пощады не просила.

"Бандитка", Д.Самойлов, 1946 г.

 
 
 
 
 
Афанасьев Н.И.Фронт без тыла.  Светлой памяти 2-й Ленинградской партизанской бригады 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Memory of the Camps
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ПОЛЕ БРАНИ
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Александр Моисеевич Некрич: ВОВ -Мифы и реальность
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Майя Уздина

В октябре 1965 года появилась небольшая, в мягкой обложке книга "1941, 22 июня". Тираж 50 тысяч экземпляров разошелся в несколько дней. На один экземпляр, который поступил в библиотеку, записывались в очередь. В книге впервые, честно и доказательно, говорилось о том, почему страна терпела страшные поражения в первые дни войны. В книге подвергалась критике официальная версия внезапности нападения Германии.



Автором книги был Александр Моисеевич Некрич – историк, участник войны, дошедший с армией до Кенигсберга.



Замысел книги возник у него давно, когда он в теплушке, демобилизованный, возвращался из Восточной Пруссии в Москву. Это он нам рассказывал во время встречи.



В тот же год, его, окончившего ранее университет, взяли в аспирантуру Института Истории Академии наук. Бравый капитан, "грудь в орденах".



С 1950-1958гг. работал в Институте истории АН СССР Старшим научным сотрудником. Был секретарем партийной организации.



Кандидат исторических наук(1949 г.)тема диссертации-"Английская политика в Европе накануне 2-й мировой войны".



Доктор исторических наук(с 1963 г.)-тема диссертации-"Внешняя политика Англии в годы 2-й мировой войны"(сентябрь 1939-июнь 1941 гг).



После 1956 года и ХХ-го съезда КПСС наступила некая оттепель.

Стали доступны отдельные архивы,что помогло историку собрать

интересные материалы. Книга о начале войны писалась легко и свободно,без оглядки на возможные последствия.



Однако, когда Хрущева убрали, обстановка изменилась. Антисталинская политика ослабла.



Печатать книгу А. Некрича не торопились. Помог фронтовой друг. Книга была напечатана в Крыму в типографии "Трудрезервы".



Затем книга была издана в Москве в издательстве "Наука"АН СССР

в1965 году.



Первая реакция была восторженной. Незнакомые люди подходили к А. Некричу, благодарили и жали руку. После обсуждения книги в Военной Академии имени М.Фрунзе, где её очень хвалили, в "Новом мире" была опубликована положительная рецензия Г.Федорова. Но спохватилось Главное Управление Армии. Началась ожесточенная полемика- атака на неожиданно явившуюся правду о войне.Начался разгром книги.



Редакция "Вопросов истории КПСС в №9 за 1967 год поместила статью "В идейном плену у фальсификаторов истории"-Г.А.Деборина(профессора)и Б.С.Тельпуховского(генерала).Авторы давали оценку книге Некрича в феврале 1966года на обсуждении, организованном отделом истории Великой Отечественной Войны Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС .Вот небольшие примеры из этого их выступления,взятые мною из "Новомирского дневника А.Твардовского .т2 1967-1970 стр.131:



"На заключительных страницах книжки А.М.Некрич бросает чудовищное обвинение советским воинам,объявляя,что "фашистские армии не встречали серьезного сопротивления на границе..."



У автора,если цитировать всю фразу до точки:"Фашистские армии не встретили серьезного сопротивления на границе,хотя советские воины сражались героически до последнего патрона,до последнего вздоха".И следующая фраза:



"Здесь,на границе,уже в первые часы боев родился тот героизм, который позволил Красной армии выдержать тяжелые удары и превратности войны и закончить свой освободительный поход в поверженном Берлине".



Концовка их статьи:

"...А.М.Некрич ,оказавшись в идейном плену у буржуазных фальсификаторов истории,изменил научным принципам марксистской историографии, а следовательно,исторической правде....Его книжка оказалась находкой для идеологов империализма и принята ими на вооружение."



Официально советско-германский пакт считался "ловким манёвром" Советского Союза. Некрич же доказывал, что договор в основном был выгоден гитлеровской Германии.



Очень важно сказать о "Письме в редакцию журнала "Вопросы истории КПСС" от выдающегося человека Петра Григорьевича Григоренко.Человек,несмотря на годы ,проведенные в "психушке",не отказался от своих убеждений. .Григоренко писал:" Сокрытие исторической правды-преступление перед народом." Рой Медведев познакомил А.Т.Твардовского с этим письмом.В "Новомирском дневнике" подробно говорится об этом.(Т.2 стр.128-131)



На лекциях Некрича слушали, иногда говорили о том, что наконец-то узнали правду о войне. Но "недолго музыка играла". Всегда в стране цель побеждала средства. Потребовали, чтобы Некрич отказался от своих доказательств. Он ни отчего не отрёкся. В 1967 году Некрича исключили из партии.



Главлит приказал библиотекам книгу А. Некрича изъять, списать по акту и уничтожить. Я в эти годы работала в библиотеке.Мы устроили фиктивное сожжение книги,но хранить книгу дома я не могла. Я была уже на заметке. Я подарила книгу надежным людям.



К тому времени книгу уже знали за рубежом. Некрич продолжал работать, хотя ему очень мешали. Мешали ему ежедневно-отказывали в заграничных командировках, не пустили на Всемирный исторический конгресс в Москве в 1970 году,куда все же он попал с гостевым билетом. На институтском стенде участников войны дважды прокалывали глаза на его фотографии.



Никто, не смог помочь. Положение Некрича понимали его друзья и его коллеги-историки. Но ни академики М.Нечкина и Е.Жуков,ни сам президент Академии М.Келдыш отвратить гонения на него не могли.



Так прошли годы, в которые убрали А.Т. Твардовского из "Нового мира".

А. Некрич продолжал работу. В это время выступал в защиту изгнанных крымских татар. Его обложили со всех сторон. В 1976 году он уехал из Союза.



В вестнике РАН,65 № 6 за 1995 год напечатана работа "Дело Некрича".В ней историк-исследователь Л.П.Петровский пишет: "А.М.Некрич обладал талантом историка-исследователя и публициста,он писал свои работы ярко, увлекательно и страстно. Не без препятствий но довольно быстро защищает кандидатскую и докторскую диссертации,становится старшим научным сотрудником Института истории АН СССР,его рекомендуют для избрания в члены -корреспонденты Академии наук."



То, о чем писал Некрич и сейчас подвергается жесткими нападками. А тогда сведения о том, что в 1940-1941 годах от советских разведчиков и от дипломатов, работавших за границей, много раз направлялись Сталину сообщения о военной подготовке, которую ведет гитлеровская Германия, готовясь напасть на Советский Союз, считались ошибкой. И хотя приводились даже конкретные сроки нападения, "Хозяин" все равно называл это "вражеской провокацией" и продолжал верить Гитлеру.



Были в этой книге и сведения об уничтожении в конце 1930-х годов лучших советских военачальников, которых Сталин опасался, ожидая от них оппозиции.



Война надвигалась, и, вместо умных, толковых военных деятелей, выдвигались малообразованные руководители. Из Москвы постоянно шли приказы: "Не реагировать на стягивание военных сил к советской границе".



Я слышала высказывания некоторых историков,утверждавших,что Некрич собрал воедино все,до той поры разрозненные материалы, которые появились в годы оттепели,все равно значение книги было важное.И эта книга на читателе произвела огромное впечатление.Тому я была свидетелем.



В Америке Некрич дописал , начатую ещё в Москве, книгу "Отрешись от страха" – рассказ о жизни своего поколения, затем вышла книга "Наказанные народы" – о крымских татарах, чеченцах, ингушах (в 1993 году она была издана в России). Где эти книги сейчас?

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 





 
 
 
 
 
Вместе с историком Михаилом Геллером, тоже выброшенным из страны, была написана книга "Утопия власти", вышедшая во Франции, где в Сорбонне работал его соавтор. Умер А. Некрич когда ему было 73 года. Он был историком, о котором Россия должна помнить.





"22 июня 1941 года."1966 Переиздана в 1998 г.

"Наказанные народы" Нью Йорк хроника 1978 170 стр.

Переиздана -"Нева"1993 №9

М.Геллер,А.Некрич История России 1917-1955 в 7 томах,Лондон1982

А.Некрич "Внешняя политика Англии 1939-1941гг.

А.Некрич "Отрешись от страха"Воспоминания историка.1979 ,416 стр

А.Некрич,М.Геллер "Утопия власти"1982.
 
 
Вторая мировая война в цвете.   Эти работы сделал не художник-реставратор, эти работы любительские и автор не соизволил оставить своего имени. http://fotki.yandex.ru/users/snoopig/album/65794/?p=2
 
 Юрий Васильевич Бондарев
Сегодня шла по площади Ленина г. Знаменска (Капустин Яр) Астраханской области на военном параде в рядах "Бессмертного полка". Школьники и взрослые люди несли фотографии участников Великой Отечественной войны, погибших на войне и умерших после нее.

Я несла фотографию мамы - Василенко Марии Савельевны. Девчонкой она помогала нашим разведчикам на оккупированной фашистами территории (Боковский район Ростовской области). Немцы арестовали ее и ее родную тетку Хары...ту и бросили в тюрьму г. Миллерово. Ее пытали, тетку Харыту расстреляли. Освободили маму в 1943 году бойцы Советской армии. Еще год назад мы с ней ходили на парад Победы. В феврале ее не стало. И в этом году я прошла с ее портретом по площади.

Рядом шли люди, которые несли портреты своих отцов и дедушек. Перед парадом многие из нас перезнакомились. Рассказывали друг другу о своих близких и родных людях. Девушка, которая стояла рядом со мной, несла портреты двух своих дедов. Фамилии их здесь, в Кап-Яре, очень распространенные - Выскубин и Буряков. Жили, сказала она, один на улице Крестьянская, а другой на Кооперативной. И сразу они стали для меня тоже очень близкими людьми.

Мы беспокоились, как пройдем, ведь не репетировали. Но когда подняли портреты и пошли, то я почувствовала, как сама собой выпрямилась спина и появилась необыкновенная гордость и стать. Прошагали мы мимо трибун, чеканя шаг и высоко подняв портреты. Потом мне сказали, что наш "Бессмертный полк" шел лучше всех

05.09.2014 Cvetlana Василенко

  

О СОВЕТСКОЙ АРМИИ ЗА ГРАНИЦЕЙ

За четыре года войны мы потеряли свыше 8 миллионов человек убитыми на фронте, еще почти 5 миллионов были умерщвлены в плену и на оккупированной территории. Смерть и лишения пришли в каждую семью, и ненависть наших воинов, вступивших с кровопролитными боями на территорию Германии, была беспредельной.

Однако наши воины проявили лучшие человеческие качества, и насилие над мирным немецким населением было минимальным. В январе 1945 г. при вступлении нашей армии на территорию Германии Верховным Главнокомандующим И.В. Сталиным был подписан приказ о недопущении грубого отношения к местному населению, который был доведен до всех военнослужащих. Соответствующие приказы были отданы Военными советами фронтов, командующими армиями, командирами дивизий и т.д. Так, например, командующий 2-го Белорусского фронта маршал К. К. Рокоссовский приказал расстреливать на месте преступления мародеров и насильников.

Отдельные случаи нарушения воинской дисциплины и некорректного отношения к немцам все же случались. Поэтому в апреле 1945 г. И.В. Сталин издал Директиву № 11072:

«…изменить отношение к немцам, как к военнопленным, так и к гражданским. Обращаться с немцами лучше. Жестокое отношение с немцами вызывает у них боязнь и заставляет их упорно сопротивляться, не сдаваясь в плен. Гражданское население, опасаясь мести, организуется в банды. Такое положение нам невыгодно. Более гуманное отношение к немцам облегчит нам ведение боевых действий на их территории и, несомненно, снизит упорство немцев в обороне. В районах Германии создавать немецкие администрации, а в городах ставить бургомистров - немцев. Рядовых членов национал-социалистической партии, если они лояльно относятся к Красной армии, не трогать, а задерживать только лидеров, если они не успели удрать».

Эта директива была доведена до каждого офицера и бойца, кроме того было приказано «произвести в частях проверку знаний указаний тов. Сталина всеми категориями военнослужащих».

Разъяснительная и воспитательная работа сопровождалась жесткими карательными мерами со стороны военных комендатур и военной прокуратуры. Несколько показательных судебных процессов завершились вынесением смертных приговоров. Очень показательны цифры: с января по март 1945 г. было осуждено 4148 офицеров Красной Армии, из них около 1800 за преступления против мирного населения.

К сожалению, в нашей армии было, как минимум, 1800 людей, недостойных носить ее погоны.

Одновременно эти цифры показывают, что судебная система работала в полном объеме. Наше командование реально боролось с преступлениями военнослужащих против немецких граждан. Это значит, что убийцы и насильники не оставались безнаказанными. Это значит, что немцы могли жаловаться на недостойные действия отдельных солдат и офицеров их непосредственному начальству и, больше того, могли надеяться на отклик и реальное участие в решении их проблем.

В этом и состоит принципиальное отличие нашей армии  от полчищ нацистских захватчиков.

Ни один немец не понес наказания за свою жестокость к мирному населению оккупированных районов. Ни один. А ведь только в Воронежской области на оккупированных территориях погибло 198 300 мирных граждан.

(с) Николай Сапелкин

ВОЙНА, КАК ВИДИТСЯ В 2015 м.

-“Воевали деды, а потом одного в Сибирь сослали, а другой еле успел после войны на Западную Украину сбежать с семьей. Прикиньте, "бандеровцы" оказались человечнее русских. А про войну дед не любил вспоминать, говорил, что лучше не знать о ней ничего. По поводу не боюсь ли я того,что в войну мои предки были преступниками. Не боюсь, каждый человек за свои поступки отвечает раньше или позже. Но столько крови,вранья многие народы получили от русских, что не удивительно то, что вы боитесь признаться себе в этом” (источник -ФБ).

 

http://www.litprichal.ru/work/162284/

http://www.litprichal.ru/work/135164/

ВОСПОМИНАНИЕ  ОДНОЙ СЕМЬИ

После смерти дяди Володи прошел почти год.

27-го ноября 2013-го года наша семья будет его вспоминать. И я помню последние встречи с ним. Только сейчас всё упаковалось… оформилось и не должно быть забыто... Поэтому вспоминаю и пишу как есть. Действие происходит за две недели до его кончины.

 

Решил я пригласить дядю Володю к себе, выпить по рюмочке и расспросить его про войну. Он давно сокрушался, когда я его подвозил на своей машине:

- Ну, что ж, не выпьешь со мной? Зайдём… А-а-а, тебе нельзя… Ну, давай как-нибудь без машины чтоль…

Я прочитал недавно книгу Николая Николаевича Никулина «Воспоминания о войне» и решил спросить дядю Володю о некоторых эпизодах. Звоню ему по телефону, назначаю встречу и спрашиваю:

- Дядь, Володь. Вот некоторые авторы пишут, что при вступлении наших войск на территорию Германии были случаи насилия. Взять девку – это все равно как до ветру сходить. Победители ж… Запреты были, а все равно… Это правда?

- Так и я ж…

- ???. Ну, ладно, не рассказывай, приезжай, тогда и поговорим.

Интрига. А это он никому из семьи не рассказывал. Вот это да.

 

Приехал на электричке, и это в 88 лет…

- Дядь, Володь, у тебя ж пенсия не маленькая, взял бы такси.

- Да, я по привычке… места хотел вспомнить.

 

Пошло дело, выпили по рюмахе. Дядя Володя кушает очень мало, только закусывает. И это я давно замечал. Есть такие люди. Вот я люблю поесть… Но это другая порода.

- Так что с девками, правда так было?

 

Вот его рассказ:

 

«Ты понимаешь, я молодой был. Мы вступили в Прибалтику. Тогда уже питались мы хорошо, регулярные войска. А тут хозяйский дом. Девка какая-то. Вижу, что голодает. Всё ж отобрали. Ну, я пошел её угостить… Она была моей первой женщиной… А я был её первый мужчина. Звал к себе, в Москву. Но она ни в какую.

- У вас там медведи ходят и всё общее.

Так и не удалось уговорить… Во, какая пропаганда была!»

 

На этом мы сделали паузу. Разговор пошел о других вещах, например, что под Сталинградом видел он снаряженных верблюдов, которые перевозили медсанбатские телеги. Лошади почему-то их очень боялись и им закрывали глаза. Говорил он, что Сапун-Гора взята была штрафниками, никаких там морячков не было. Никто не хотел регулярные части посылать на верную гибель. Его батальон обеспечивал связь, и он видел, как дула пушек были подняты почти вертикально вверх для стрельбы навесом. Что после, в советское время, будучи на панораме, посвященной взятию Сапун-горы он хотел было сказать экскурсанту, что вот я ж здесь был и всё видел, всё было не так. Всё был страшно, грязно и кроваво. Но экскурсант убежала от него.

 

…Но я слушал его и переваривал его любовную историю. Думал, вспоминал, анализировал… Не везло дяде Володе после войны с семьей. ..

 

 

Эта тема до сих пор не полностью раскрыта . Читать здесь и здесь

 

 

ГРУСТНАЯ ТЕМА ПРО ФИНСКУЮ ВОЙНУ 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

30 ноября 1939 года началась советско-финская война. Эта “зимняя” война относится к одной из самых закрытых тем советской истории. За 105 дней, с 30 ноября 1939 г. по 13 марта 1940-го, стороны только убитыми потеряли более 150 тыс. человек. Бои такой интенсивности редко встречались даже во время Великой Отечественной войны, если не считать Синявинских болот, где в третьей военной операции 21 сентября -5 октября  1942 года из посланных в болото ста тысяч солдат вернулось только 3 000…

 

В советских учебниках нас уверяли: вооружённый конфликт начала «финская военщина». 26 ноября возле местечка Майнила произошёл артиллерийский обстрел советских войск, стоявших у финской границы, в результате которого 4 солдата были убиты и 10 ранены.

Финны предложили создать совместную комиссию для расследования инцидента, от чего советская сторона отказалась и заявила, что больше не считает себя связанной советско-финским договором о ненападении. Был ли обстрел инсценировкой?  Об этом читайте на

http://ussrlife.blogspot.com/2013/11/blog-post_7795.html

"Незнаменитая" советско-финская война.

 

30 ноября 1939 года, через полтора месяца после разгрома Польши, СССР развязал новую войну, известную в Финляндии как "Зимняя война". С первых же часов начала "Финской кампании" советская авиация приступила к бомбардировке Хельсинки. По советским данным на финскую столицу было осуществлено восемь рейдов, сброшено около 350 бомб, что привело к гибели 97 и ранению 260 человек, 55 зданий было разрушено.

 

Утром с советских самолетов на город были сброшены листовки. Когда объявили отбой воздушной тревоги, финны прочитали обращение к ним советского правительства: «Вам известно, что у нас есть хлеб, — вы не будете голодать. Советская Россия не причинит вреда финскому народу. Правительство ведет вас к катастрофе. Маннергейм и Кайяндер должны уйти. После этого наступит мир».

 

В тот же день в 14.30 в небе послышался шум моторов русских бомбардировщиков. За три сокрушительных налета на ошеломленных и беззащитных мирных жителей было сброшено большое количество зажигательных бомб. Рушились здания, по всему городу возникали пожары. Дневной налет происходил в часы, когда на улицах было много машин и пешеходов По разным оценкам, от взрывов и под обломками зданий погибло 200 человек. Русская пропаганда позже пыталась убедить, что удар бомбардировщиков направлялся на железнодорожный вокзал, гавань и аэропорт, но в таком случае их прицел оказался слишком не точен.

 

По меньшей мере 50 бомб упали на улицу Фредериксгатан (Frederiksgatan), огромное здание технологического института было полностью разрушено. Несколько пяти- и шестиэтажных жилых домов по соседству также были разрушены, улицы оказались засыпанными осколками стекла и обломками кирпичей. Горели автомобили, повсюду чувствовался запах обгоревшей человеческой плоти и слышались стоны раненых. На железнодорожном вокзале, где тысячи горожан ожидали поезда для отъезда в сельскую местность и считали себя в безопасности, произошла страшная давка. Жителям Хельсинки теперь не было необходимости выполнять тщательно отрепетированную процедуру по светомаскировке — пылающая линия горизонта была видна за многие мили.

 

Бомбовый удар оказался совершенно неожиданным для населения финской столицы и сопровождался сравнительно большими человеческими жертвами. Зарево пожаров в Хельсинки наблюдалось в те дни даже с другого берега Финского залива из Таллина. Фотографии разрушений в Хельсинки облетели передовицы газет всего мира и сыграли не последнюю роль в деле исключения СССР из Лиги Наций 14 декабря. Таким образом, в сознании всего цивилизованного мира русские встали на одну доску с варварами, разрушившими Гернику, Шанхай и Варшаву.

 

В тот же день войска 6 армий перешли советско-финскую границу во многих местах от Финского залива до Баренцева моря. Советское руководство питало необоснованные надежды на «классовую солидарность финских трудящихся». Было распространено убеждение, что население стран, вступивших в войну против СССР, чуть ли не сразу же «восстанет и будет переходить на сторону Красной Армии», что рабочие и крестьяне выйдут встречать советских воинов с цветами. Командование Ленинградского Военного округа и Нарком обороны Ворошилов даже планировали взять Хельсинки и провести там совместный парад Красной армии и корпуса Финской народной армии, посвященный к 60-летнему юбилею Сталина 21 декабря.

Победить «малой кровью» не удалось. Лобовой штурм линии Маннергейма сорвался. Красной армии не удалось за первые три недели не только, как планировалось, дойти до Хельсинки, но даже прорвать первую полосу финских позиций.

 

Оборона финской армии от советских оккупантов: http://www.youtube.com/watch?v=e3riMJIoZkE

 

Участником финской войны были мой дед по матери, Сазанов Павел Иванович (на фото справа в верхнем ряду)  и  дядя по отцу, Ростовцев Федор Вавсильевич, последний был ранен и более в военных действиях не участвовал.

 

 

 

На фото руин, присланном дедушкой, значится, что это белофинны жгут поселки.

 

 

 

 

 

Когда дедушка вернулся с финской войны, он сказал домашним, что это вовсе не война, а так себе, разминка. Настоящая война впереди и ему с ней не вернуться.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

P.S. Настоящая война для дедушки началась в июне 1942 года в рядах Волховского фронта, и продолжалась всего три месяца. Нерадивые генералы, желая деблокировать Ленинград, бросили в Синявинское болото, не считаясь с условиями,  на верную погибель,  неслыханные  по величине силы, которые  малочисленная немецкая группа Север, пользуясь стратегическими преимуществами, просто окружила и утопила в  замерзающих топких болотах. Почти все солдаты той операции считаются без вести пропавшими, хотя пропали они по велению генералов  и в жесткий срок с 21 сентября по 5 октября. Список не вышедших из болот, безусловно, был известен армейскому руководству, но содержался в тайне. Статус “без вести пропавший” был выгоден для СССР – за погибшего  бойца семье не надо платить пенсию, и вообще ничего не надо делать, он ведь не погиб, он ведь пропал…

Моей матери понадобилась целая жизнь, чтобы выйти на Синявинские болота и эту роковую дату 21 сентября 1942 года. Увешанная портретами отца и брата (погиб в армии в Североморске в 1946 году по типу подлодки Курск), она неоднократно выходила к Кремлю… Но в этой стране, где  армия –убийца, где солдат не хоронят, а архивы исчезают, нет места справедливости.  Один “без вести пропавший”, а другого в 18 лет  “наши наших разбомбили” и нет их могил на этой земле, и никто не скажет им обоим “Вечная слава” .  Отняли из семьи двоих, и вроде как их и вовсе не было.…  

                                                           *****

Альфред Кох:

 "В комментах народ дико возмущен: как это мы — не освободители? Как это мы не принесли свободу? Что, лучше им было под немцами оставаться, что ли? А миллионы наших погибших солдат во время освобождения Польши? Это что? Шутки, что ли?

Но давайте сделаем шаг назад и чуть–чуть успокоимся. Я не буду здесь писать про советско–германский пакт 1939 года, про нападение Красной Армии на Польшу 17 сентября, про катынский расстрел 22 тысяч польских офицеров, про необъяснимое стояние у стен Варшавы и (тем самым) пассивную помощь немцам в подавлении Варшавского восстания в 1944 году, про преследование бойцов Армии Крайовой, про чудовищные послевоенные сталинские репрессии, ударившие по польской интеллигенции, про навязывание своей неэффективной общественно–экономической модели, про военное положение 1980–х и т.д. Хотя одних этих фактов достаточно, чтобы не выглядеть безоговорочными освободителями.

Мы говорим о другом. Вот представим себе такую ситуацию: тевтонцы–крестоносцы напали на Русь. Взяли Новгород, Псков. Дошли до Киева, Москвы, Владимира, Суздаля.

И тут вдруг с востока пришли батыевы тьмы. Враз разбили они псов–рыцарей и водрузили свой бунчук над Святой Русью. Началось татаро–монгольское иго. Русские князья стали вассалами Великого хана Золотой Орды. А русский народ — данником монголов.

Можно ли в этих условиях назвать ордынцев освободителями? Освободителями от тевтонцев? Наверное. Но вообще освободителями? Нет! Потому, что взамен тевтонского рабства они установили свое — ордынское.

И вот сидят потомки удалых ордынцев и рассуждают: как это мы не освободители? А тысячи храбрых нукеров, погибших в битве с псами–рыцарями? Разве они не за освобождение Руси от немцев погибли? Свиньи все–таки эти русские: вечно чем–то недовольны! Ах наше владычество им свободой не кажется? Так это они пусть своим князьям пеняют: это ж они к нам в Сарай ездили и ярлык на княжение клянчили...

Так было или не было татаро–монгольское иго? Я знаю: сейчас модной стала теория, что никакого ига не было. Но вот современники этого самого ига (которого, якобы, не было) в своих летописях очень живо его описывали. И про угон в рабство. И про баскаков. И про ордынские набеги для покорения и сбора дани. И про "незванный гость хуже татарина..."

Так что не ругайте женщину. В конце концов нельзя в одностороннем порядке провозгласить себя освободителем. Для этого нужно еще и согласие освобождаемого. Не так ли?"

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В 1987 г. писатель Виктор Астафьев написал в своем письме:

«Сколько потеряли народа в войну-то? Знаете ведь и помните. Страшно называть истинную цифру, правда? Если назвать, то вместо парадного картуза надо надевать схиму, становиться в День Победы на колени посреди России и просить у своего народа прощение за бездарно «выигранную» войну, в которой врага завалили трупами, утопили в русской крови».

 

Великая Отечественнвя – это героизм народа и тупость, трусость, презрение к подчиненным партийной и военной верхушки. Отсюда и колоссальные потери: почти 27 млн. человек — треть общемировых потерь!  Читай здесь

 

                                                                         ***

В конце пятидесятых на улицах нашего небольшого шахтерского городка Первомайска на Донбассе было еще довольно много инвалидов войны, которые передвигались на деревянных площадках с подшипниками вместо колес. И у нас на улице жил такой человек: пил часто и много - мы с пацанами частенько тащили его домой, чтобы чего не случилось. Не помню, чтобы он что-то рассказывал о войне - просто пил и... часто плакал... А запах его гимнастерки я помню до сих пор: она не войной пахла - потом, мужским потом... и медаль за отвагу на гимнастерке тоже помню... как и его жену - тетку Любу... Наверное, нет уже давно ни его, ни жены... а в памяти остались коляска с подшипниками и гимнастерка, пропахшая потом, с медалью за отвагу... (Н.Почтовалов)

 

 

Страна, которая не хоронит своих воинов как героев, а засекречивает потери и закапывает как дворовых собак не может считаться Родиной.

 

Сайты с данными об участниках войны

 

 

Сайт ПАМЯТЬ

 

Электронный банк данных

 
 
Просмотров: 825 | Добавил: rostowskaja | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]